среда, 12 декабря 2012 г.

Radclyffe Hall. Рэдклифф Холл.

"Она творила и прославилась под своей настоящей фамилией — Рэдклифф Холл. И все-таки считается, что «Рэдклифф Холл» — это ее псевдоним, потому что она старательно избегала своего имени – Маргарет – и не ставила дефис между двумя частями фамилии «Рэдклифф-Холл», так что человек несведущий мог подумать, что это – имя и фамилия мужчины… Маргарет Рэдклифф-Холл прилагала невероятные усилия, для того, чтобы хотя бы в творчестве скрыть свой истинный пол. Она не хотела быть женщиной. Никогда не хотела. И можно сказать, что она добилась определенных успехов: хотя ей так и не удалось ни изменить, ни надежно скрыть свой пол, — зато ее роман «Колодец одиночества» стал подлинным манифестом женщин, не желающих быть женщинами, и первым произведением, обратившим внимание прогрессивной общественности на эту проблему. "

Читать дальше.                             
              
«Колодец одиночества» - это сексуальная биография мужеподобной девушки по имени Стефен Гордон, которая влюбляется в женщин (и теряет их), во время первой мировой войны служит водителем санитарного автомобиля и после окончания войны становится известной писательницей, живущей в Париже. Хотя по современным стандартам эта книга выглядит весьма невинной - наиболее интимные подробности физической близости между двумя женщинами сводятся к предложению «И в эту ночь они были единым целым», лондонский судья Чарльз Байрон был настроен серьезно. «Чем непристойнее книга, - вещал он, - тем больший интерес публики она вызывает. Чем слаще яд, тем незаметнее он действует». Поскольку в книге Холл не только призывала «добропорядочных граждан» признать существование лесбиянок, но и осмелилась допустить, что ничто человеческое лесбиянкам может быть не чуждо, судья объявил книгу «непристойным пасквилем» и приказал полиции уничтожить все отпечатанные экземпляры.
Тем временем в США суд выразил противоположную точку зрения, вынеся решение, что ничего касающегося в явной форме гомосексуального, а следовательно, непристойного в книге не содержится. «Колодец одиночества» был опубликован и стал популярен в США. Эта книга породила широкую дискуссию о теме запретного в искусстве вообще. Благодаря этой дискуссии в печати появилось столь много информации о лесбиянстве, что существование этого явления уже никак нельзя было отрицать. В Англии же запрет на эту книгу был снят лишь пятнадцать лет спустя после смерти Холл. (Интересно отметить, что примерно в то же время, когда вышел роман «Колодец одиночества», Вирджиния Вульф опубликовала своего «Орландо» - этот причудливый панегирик ее возлюбленной Вите Сэквилл-Уэст, и никакого взрыва возмущения не было: возможно потому, что Вульф и Сэквилл-Уэст обе были замужем и одевались по-женски.)
 Сегодня «Колодец одиночества» уже ни для кого не станет откровением. Написанный несколько старомодным языком «сексуальной инверсии», он кажется более чем причудливым. Тем не менее трудно переоценить значение этой книги: то, какую брешь в заговоре молчания она пробила, какое открыла пространство для пришедших в литературу вслед за Холл геев и лесбиянок. Многие годы эта книга считалась «библией лесбиянок», и целые поколения мужеподобных женщин лепили себя со Стефен Гордон

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Translate

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...